Горевание и теория привязанности: как помочь себе пережить потерю близкого

Chain with heart

Почему мы нуждаемся в других людях, чтобы после потери научиться жить заново.

Елена Картавенко, Вера Тихонова

В кино и сериалах часто говорят о стадиях горя – отрицание, гнев, торг, депрессия, принятие. Они могут идти по очереди и вразнобой, могут повторяться или отсутствовать и даже происходить одновременно. Специалисты же предпочитают говорить о задачах горевания. Что должно произойти, чтобы горе было прожито, чтобы горевание завершилось?

Первая задача – принять свершившееся как факт. Вторая – признать самой себе, что потеря для меня значима и необратима. Для этого психологи рекомендуют просматривать фотографии и видео, соприкасаться с тем, что связано с умершим. Это тяжело и больно, и выполнение задач иногда затягивается – потому что нет ресурсов к этому прикасаться.

Эти задачи не решаются единовременно, их решение сплетается из множества жизненных моментов, которые подтверждают факт утраты. Они связаны не только с какими-то бытовыми вещами – например, с совместными привычками, ритуалами, но и с планами. Ведь утраченной оказывается и та жизнь, которая могла бы быть.

Еще одна задача – отреагировать, прожить те чувства, которые связаны с утратой. Это могут быть совершенно разные чувства – агрессия, вина, печаль, грусть. Важно позволить себе чувствовать, не пытаться подавить то, что рождается внутри, позволить себе злиться, грустить, обижаться, тосковать. Не заставлять себя чувствовать что-то, что вроде как положено, а побыть собой, отнестись с уважением к своему собственному горю. И еще одна задача – наладить свою жизнь в изменившейся реальности. И ее решение тесно сплетено с привязанностями.

Когда мы рождаемся – мы привязываемся с тем людям, которые рядом с нами. Других вариантов у нас нет – это программа для выживания, необходимая для того, чтобы потомство выжило, чтобы социальные связи поддерживались. С помощью той же привязанности мы научаемся жить в обществе и поддерживать отношения с людьми.

Психологическая наука выделяет шесть функций привязанности (в разных теориях по-разному, но я говорю так, как преподает член президиума Межрегиональной ассоциации перинатальной психологии и медицины, основатель научного направления психология материнства Галина Григорьевна Филиппова). В младенчестве эти функции выполняет мама, затем – другие люди, и мы сами тоже в отношении себя выполняем эти функции. В глобальном смысле – и общество в какой-то мере тоже.

Прежде всего, это поддержка – в любых ситуациях, даже самых простых. И в наших достижениях, и в наших провалах наши значимые близкие люди находят для нас слова поддержки. Далее – защита как от физического, так и от эмоционального ущерба. В норме мама учит ребенка справляться со своими сильными переживаниями, регулировать собственную эмоциональность.

Традиционно считается, что эту функцию выполняет отец либо муж, но вообще-то два взрослых человека в отношениях разделяют между собой очень многие вещи и так или иначе играют друг для друга разные роли, и в разных ситуациях или на разных этапах могут даже меняться местами. Мы ведь можем быть и взрослыми, и детьми одновременно. 

Следующая функция – это понимание эмоций как сигналов о том, что со мной происходит. Мы так устроены, что не можем обходиться без эмоций. И мы выстраиваем себя через других людей, поэтому нам важно, какие эмоции мы вызываем у окружающих. Иногда это жизненно необходимо – знать, что кто-то вместе с нами радуется, когда нам радостно, и печалится, когда нам печально. Если в детстве родители не научили нас различать и понимать эмоции, то партнер тоже научает нас каким-то эмоциональным проявлениям. 

Следующая функция – материальная. Когда говорится о младенце и его маме, то это означает, что мама предоставляет ребенку место в этом мире и все то материальное, что ему необходимо – еду, питье, одежду. Затем мама создает среду развития, которую наполняет игрушками, впечатлениями. Когда мы становимся взрослыми, мы во многом берем эти заботы на себя, но в партнерстве без такого рода взаимодействия не обойтись.

И еще две функции – информационная и сексуальная. Да, они во многом перекликаются с другими, и само деление очень условно.  

Когда мы взрослеем, мы переносим свои привязанности и все то, что мы от них получаем, на своих партнеров. Особенно сильно мы ждем от близких людей того, чего нам не хватало прежде. Но иногда снова и снова идем по тем же граблям и опять попадаем в те же ситуации, которые когда-то проживали в детстве.

Как мы говорили, одна из задач горевания – выстроить свою жизнь заново. И материальную жизнь – скажем, по-новому организовать вещи в шкафу. И эмоциональную. А значит, нам необходимо присвоить себе или перераспределить между близкими людьми все те функции, которые выполнял для нас партнер. Все его роли.

По большому счету, нам нужно научиться жить без другого человека, адаптироваться к новой жизни. И мы можем говорить об этом через теорию привязанности. Можно ли сознательно влиять на перенос и перераспределение привязанностей? Ну, для начала нужно осознать, понять, как она работала именно в вашей паре. А затем уже можно потихоньку думать, как компенсировать все то, что было утрачено.

В Фонде “Словом и Делом” помогаем и обучаем женщин, которые, пережив свое горе, хотят помогать другим вдовам. Одна из них живет в Екатеринбурге и ведет онлайн-группу самопомощи. Вот она рассказывала, что когда умер ее муж, она вела список из того, что ей нужно. Поменять лампочку, дособирать модель кораблика с ребенком, пообниматься, съездить в какое-то учреждение. И когда ее друзья спрашивали, чем они могут помочь, у нее были готовые варианты. И кто-то, кто не умел находить утешительные слова и не мог помочь материально, мог взять на себя какие-то другие, тоже важные задачи.

Когда мы составляем подобные списки, это помогает нам обрести какую-то устойчивость в данном моменте. Мы ведь уже прикидываем, как поступить с тем или иным запросом.

Когда умирает близкий человек, ведь обычный строй нашей жизни очень сильно, я бы сказала кардинально, меняется. Это колоссальный стресс. И нам жизненно необходимо стабилизироваться хотя бы в каких-то моментах. Да, горе пока никуда не денется, и эмоции тоже, но появляется то, на что можно опереться.

Нам нужны другие люди, чтобы подпитывать нашу сексуальность, нашу информацию о себе, чтобы мы чувствовали себя в целом. Чтобы вообще себя чувствовали.

Тут надо оговориться, что новые отношения для вдов могут быть спасительными, но есть такой момент – иногда в новых отношениях женщины пытаются найти отголоски умершего, его замену, переносят свои чувства и свое видение на нового человека, не видя в нем другую личность. Момент, когда все это обнаружится, может быть болезненным. 

Важно помнить, что когда вдова ищет подтверждения своей привлекательности, своей значимости и живости в новом мужчине – это нормально. И когда вдова приходит к тому, что мне не нужны новые отношения, я нравлюсь сама себе – это тоже нормально. Это означает, что они взяли на себя эту функцию и вполне с этим справляются. Кажется, Шэрон Стоун говорила: “Мы сами стали теми парнями, за которых в юности мечтали выйти замуж”.

В горевании мы учимся быть взрослыми и очень бережными по отношению к самой себе. А еще важно быть терпеливыми. Невозможно решить задачу усилием воли, если для этого нет внутреннего ресурса. И иногда надо просто оставить все как есть, пока не придет время.

И сейчас, когда вы прочитали эту статью, не торопитесь садиться составлять список и лихорадочно распределять все потребности. Пусть все происходит в своем темпе, не надо ни торопить, ни насиловать себя – если, конечно, вы не застряли на каком-то этапе. 

Когда мы понимаем, что с нами происходит, уже становится легче. Потому что мы становимся субъектом, а не объектом, мы можем делать выбор – что с этим делать раньше. И можем, в том числе, выбрать ничего с этим не делать. 

Новое знание поможет выйти из состояния беспомощности. На него можно опереться. Это работает.

 

Проект “Круг жизни” реализует при поддержке Фонда Президентских грантов