«Надо молчать, но быть рядом»

Отрицание, гнев, депрессия, торг, принятие. Казалось бы, эти стадии проживания горя стали аксиомой, начиная с 1969 года, когда психолог Элизабет Кюблер-Росс опубликовала книгу «О смерти и умирании». На самом деле, правильней будет сказать: специалисты за годы сошлись на мысли, что этих стадий у большинства горюющих людей пять, и идут они именно в такой последовательности. 

За четверть века до американского психолога немецко-американский писатель и психиатр Эрих Линдеманн выделил четыре этапа: шок, протест и тоска, дезорганизация и страдание, отделение и реорганизация. В России методологией горевания больше других занимался психотерапевт Федор Василюк, и, по его мнению, человек в состоянии утраты также проживает пять стадий, от шока и оцепенения, через поиск, острое горе, к реорганизации и завершению. 

Перефразируя Толстого, все счастливые семьи похожи друг на друга, но горе каждый проживает по-своему. Хотя общие черты в этом процессе, естественно, есть. И, кстати, длится работа горя не обязательно год. 

– По последним исследованиям, год – это очень общее и усредненное время, когда человек проживает горе и выстраивает себя заново, – говорит психолог фонда «Словом и Делом» Елена Картавенко. – Срок во многом зависит от ресурсов человека: если у него есть на это силы, он может уложиться в год, если нет, горевание будет отложено. Как дети, у которых процесс горевания очень часто бывает отсрочен на несколько лет. У человека должны быть силы для того, чтобы прикоснуться к горю, дать себе возможность его пережить, через боль. Если таких сил нет, мы в эту сторону не то чтобы не смотрим – мы в принципе ее избегаем.

Чего ждать от горюющего на каждой из стадий и как помочь ему наиболее бережно?

Стадия отрицания или шока

Как правило, она длится несколько часов, дней, реже – недель. В это время человек очень часто плачет (со стороны кажется, по поводу и без, но оценочные суждения лучше держать при себе). Неоднократно предъявляет претензии ушедшему: «Как ты мог так поступить?», «На кого ты меня оставил(-а)?» и т.д. В первые часы в принципе отрицает факт смерти – «не может быть!».

Очень многие люди на этой стадии забывают о себе как о биологическом существе. Не помнят, ели они или нет. Плохо спят: часто возникает в том числе боязнь темноты. Не в состоянии связно выражать мысли и т.д.

Самое правильное, что могут сделать люди, близкие к человеку с переживанием потери, в этой фазе – просто быть рядом. Заботиться о нем, буквально: приготовить еду, накормить, напоить чаем, укрыть одеялом. Поддерживать разговоры, если горюющий хочет говорить, так долго, как ему необходимо. Не отворачиваться от его переживаний, не обесценивать их. Позаботиться и о других членах его семьи, детях, пожилых родственниках, домашних животных.

Стадия гнева или протеста

Эта стадия – крайне важный для верующих христиан этап, 40 дней, – длится около семи недель и представляет собой сплошные эмоциональные качели. С одной стороны, горюющий осознает, что ушедшего не вернуть, с другой, он пытается договориться с судьбой (мирозданием, богом). «Если я буду вести себя иначе, если я начну (например) выполнять работу за умершего, может быть, все станет по-старому? И мне не будет так больно?» – вопрошает он.

К сожалению, будет. Работа горя так тяжела именно потому, что единственный способ с ним справляться – проживать его. 

Для близких по-прежнему важно оставаться рядом с горюющим – настолько, насколько это возможно, насколько сам он допускает. Присутствовать при постоянной смене маниакально-депрессивных периодов очень тяжело, но лучше делать это. Важно уделять внимание физической форме: много ходить пешком, гулять, глубоко и правильно дышать, следить за режимом дня. Горюющий так и не осознает, ел ли он что-то, как много спал. И задача близкого – закрыть эти тылы. 

Хорошо, когда человеку в состоянии горя хочется говорить об ушедшем. Это гораздо лучше, чем если бы он замыкался в себе. Если ему хочется говорить, надо слушать, как бы долго и тяжело это ни было. Рассказ помогает процессу горевания, это один из маленьких, но важных шажочков. Некоторые люди на определенном этапе не готовы говорить и хотят молчать. Значит, надо молчать, но быть рядом с ними. 

Стадия тоски

Острая тоска по ушедшему длится до полугода, а затем переходит в привычную тоску или стадию депрессии. 

Горюющий окончательно принимает смерть близкого и понимает, что с каждым новым днем их пути расходятся. Он по-прежнему часто плачет, ощущает бессмысленность происходящего. Испытывает физическую боль. Одновременно и сокращает круг общения, и хочет говорить о потере. Часто видит ушедшего в окружающих – в походке, в тембре голоса, в очертании фигуры. У многих начинается идеализация образа. 

– Есть такое понятие, как субдепрессия, когда человек начинает сильно и часто болеть, – говорит Елена Картавенко. – Боли непонятные, локализующиеся в разных местах: то рука, то нога, очень часто – голова и шея, просто идет спазм. Обостряется болевой синдром: и при депрессиях, и при проживании горя повышается чувствительность на уровне рецепторов. Человек может попытаться вычеркнуть из своей жизни вообще всё, что было связано с ушедшим. Или наоборот, мумифицировать это, скажем, сделать музей из комнаты умершего и запретить окружающим притрагиваться к предметам. 

Близким в этот момент важно не исчезать из жизни тоскующего, не оставлять его наедине с его мыслями. Не обязательно присутствовать физически. Можно звонить и писать, давая человеку понять: о нем помнят, за него тревожатся. Хотя деятельное участие, конечно, более целительно: увезти на прогулку за город, заказать доставку продуктов и т.д.

Не нужно обесценивать физические страдания: у человека в горе действительно болит то рука, то нога, то голова, это не байки, которые он придумывает, чтобы его пожалели. 

Стадия депрессии 

Жесткого деления на стадии нет. Просто в определенный момент горюющий понимает: он начинает привыкать к состоянию горя. Из острой фазы чувство становится предугадываемым. 

– На этой стадии часто пропадает вкус к жизни, – рассказывает Елена Картавенко. – Человек живет как замороженный. Нет возможности испытывать какие бы то ни было эмоции, у горюющего просто нет на это сил. Люди говорят: «Я не чувствую ни себя, ни других», «Мне ничего не хочется». Это еще не депрессия в прямом смысле слова, у депрессии есть конкретная симптоматика. В любом случае, такие ощущения не должны быть слишком продолжительны, хотя этот этап и длится дольше всего, и может занять и год, и даже больше. 

Близким стоит насторожиться, когда налицо застревание на каком-то из этапов. Нужно обратить внимание на изменение поведения. На то, что начинает выпадать из общего строя переживаний человека. Есть определенные слова, которые говорят о том, что уровень тревожности (и даже суицидальных настроений) повышается, но лучше доверить эту работу специалистам.

Самое время взять человека за руку и отвести его в группу психологической поддержки, если такая есть в вашем городе. Не оставляйте горюющего одного накануне больших праздников: не все могут перенести мысль, что прошлый Новый год был большим, шумным вечером, а сейчас даже друзья стесняются звать в гости. Почаще напрашивайтесь в гости к человеку с потерей, даже если он отказывается. 

Обесценивание – одно из самых распространенных и наиболее ранящих вещей на этом этапе. «Ты еще молодая, найдешь себе кого-нибудь», «Уже год прошел, пора возвращаться к жизни», – таких выражений в диалоге просто не должно быть. Человек сам интуитивно понимает, когда он готов «пересобираться», и, поверьте, этот этап уже не за горами.

Стадия принятия или адаптации

Обычно занимает до двух лет. Часто ей предшествует недлинная стадия торга, это еще одна, финальная попытка вернуть жизнь в прошлое русло. Оканчивается она всегда ничем, к этому моменту человек окончательно убеждается, что ушедших не возвратить, а в одну реку дважды не войти.

За это время горюющий научается разделять себя и умершего. В его жизни вновь появляются радости, не приправленные чувством вины. Он налаживает быт, возобновляет социальную жизнь, снова начинает уделять себе внимание. 

Помогать ему в этом процессе не нужно, а разделять радость от самых простых вещей – похода в спа-центр, поездки к морю, новых знакомств, – очень даже желательно. Позитивные эмоции не делятся, а умножаются. Путь горя, который вы прошли вдвоем, заслуживает таких маленьких и больших подарков. 

Наталья Лавринович

Статья выпущена в рамках проекта “Круг жизни”, реализуемого Фондом “Словом и Делом” и АНО ДПО ЭГО при поддержке Фонда Президентских Грантов